Список форумов НОВИК НОВИК
Нижегородское Объединение Военно-Исторических Клубов
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

[b]Тактика пехоты Веллингтона: линия против колонны[/b]

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов НОВИК -> Темы форума
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 11686
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Вс Сен 25, 2022 20:13     Заголовок сообщения: [b]Тактика пехоты Веллингтона: линия против колонны[/b] Ответить с цитатой

Тактика пехоты Веллингтона: линия против колонны
Прежде чем приступить к рассказу о тактике британцев, стоит кратко остановиться на тактике их противников.

В течение восемнадцатого века европейская пехота обычно применяла линейную тактику, строилась по три или четыре шеренги в глубину, и старалась добиться успеха в бою за счёт скорострельности и точности стрельбы, а не за счёт стремительного удара большим массами войск. Но попытки армии Французской республики использовать старую линейную тактику закончились провалом. Республиканские войска были ослаблены увольнением и дезертирством большей части офицеров, их места спешно занимались плохо обученными новобранцами. В то же время сотни новых подразделений, батальонов, состоящих из добровольцев, формировались вообще без участия старых офицерских кадров, но с офицерами и солдатами, уровень подготовки которых был немногим лучше, чем у необученных гражданских лиц.

В одном, правда, французы преуспели, они собрали такое количество войск, что союзники на границах оказались в безнадежном меньшинстве. Первые успехи республиканских сил обеспечивались за счёт двойного и даже тройного численного превосходства. Французские военачальники развили из этого превосходства новую тактику, заключающуюся в стремлении решительным ударом сокрушить лучше обученные войска противника превосходящими силами. Обычно суть заключалась в том, чтобы бросить на неприятельские позиции очень густую цепь стрелков (тиральеров), скрывавшая от глаз противника тяжелые колонны, которые затем наносили мощный удар на нужном участке битвы.

Очень важной частью этой системы была чрезвычайно плотная и мощная линия стрелков: цепи тиральеров состояли из целых батальонов, они прятались за всевозможными укрытиями, хорошо организованные залпы батальонов австрийской или любой другой армии коалиции причиняли этим скоплениям сравнительно мало вреда.

Наполеон не мог не привнести свои изменения в данную тактику. Было бы несправедливо по отношению к нему считать, что он побеждал только за счёт массивных колон. Он прекрасно понимал, что каждый человек в задних рядах - это потраченный впустую мушкет. Если у императора и было какое-то любимое построение, то это смешанный порядок – комбинация преимуществ линии и колонны, построение бригады или полка с чередующимися батальонами в линию по три шеренги и в колонну. Однако это не значит, что смешанный порядок вытеснил построение колоннами, оно продолжало применяться столь же активно, как и во времени республики.

Плотные цепи тиральеров для прикрытия колонн при Наполеоне использовать перестали. На один девятиротный батальон полагалась всего одна рота стрелков (вольтижеров), что составляло только одну девятую всего подразделения, пока в 1808 году число рот не сократилось с девяти до шести, тогда вольтижеры стали одной шестой от общего числа. Теперь удару колонн стала предшествовать мощная артиллерийская подготовка того участка битвы, который колонны намеревались атаковать. Ну а поскольку Наполеон сам начинал службу в артиллерии, такой приём в его исполнении не мог быть неэффективным.

Итак, Веллингтону предстояло столкнуться с армией, чьё пехотное боевое построение был довольно массивным, когда применялся смешанный порядок, а если применялись колонны, строй становился невероятно плотным. Он знал, что у противника гораздо более многочисленная кавалерия. Французская армия имеет очень мощную и эффективную артиллерию. Его собственное соотношение орудий к пехоте было смехотворно низким: в 1809 году не было даже одной батареи на дивизию.

Что можно противопоставить мощи? Уэлсли верно расчитывал на превосходство английского двухшереножного строя над более массивным порядком противника. Конечно, не Веллингтон ввёл такое построение, но он планировал максимально использовать его сильные стороны.
Артур Уэлсли, герцог Веллингтон
В начале революционных войн попадаются жалобы на то, что в британских войсках не было достаточного количества лёгкой пехоты, на батальон приходилась одна рота лёгких пехотинцев, естественно она ничего не могла противопоставить плотным цепям тиральеров, а те в свою очередь могли нанести серьёзный урон британскому строю ещё до атаки колонн.

Было предложено два решения. Первое заключалось в том, что доля легких рот в батальоне должна быть увеличена с одной до двух. Второе, чтобы из каждого полка были отобраны наиболее меткие солдаты и обучены вести бой как лёгкие пехотинцы, при этом они бы оставались прикрепленными к своим ротам.

Первый вариант никогда не был использован, второй практиковался некоторыми полковниками, они обучали по 15-20 человек, которые назывались «фланкерами», действовать в качестве стрелков совместно с ротой лёгкой пехоты. Фланкеры упомянуты лишь в одном сражении – битве при Майде, и это упоминание не в положительном ключе. Генералы, желавшие иметь больше легких войск, обычно отбирали легкие роты из полков, чтобы свести их в “легкие батальоны”, иногда для этого отбирались даже фланкеры. Эта система не прижилась. Веллингтон фланкеров таким образом никогда не использовал, да, бывало, он сводил лёгкие роты в батальоны, но это были исключительные случаи.

Британцы могли создать новые формирования легкой пехоты или превратить целые линейные части в легкие войска, вместо того, чтобы увеличивать количество стрелков в каждом батальоне. Первый вариант использовался ещё во время война за независимость США, когда британские генералы по необходимости имели формирования лёгкой пехоты, чтобы противостоять смертоносным стрелкам, укрывавшимся в лесной глуши, которые составляли наиболее боеспособную часть американской армии. Ярким примером этого являются рейнджеры Симко и пешая часть легиона Тарлетона. Однако на момент французской революции полки рейнджеров были расформированы.

Только в 1798 году был создан первый британский стрелковый батальон, а именно 5-й батальон 60-го полка (Королевские американцы) из остатков уже несуществующих иностранных формирований лёгкой пехоты, которые когда-то находились на британской службе, большинство солдат батальона были немцами. Этот батальон первым начал носить зелёные мундиры. Вторым стал “Экспериментальный стрелковый корпус” Кута Мэннингема, сформированный в январе 1800 года, впоследствии превратившийся в знаменитый 95-й стрелковый полк, впоследствии он также стал известен как "Стрелковая бригада". На момент попадания под командование Веллингтон полк состоял из трёх батальонов. Позже количество лёгких войск британской армии было увеличено путем преобразования некоторых отборных частей линейный войск в легкую пехоту. Они были вооружены специальным легким мушкетом. Первым формированием, где были проведены эти преобразования стал 90-й, он же Пертширский легкий пехотный полк, сформированный в 1794 году. Долгое время так больше не делали, пока в 1803 году такие же преобразования не провели с 43-м и 52-м полками из знаменитой Полуостровной лёгкой дивизии. Затем тоже самое сделали с 68-м и 85-м в 1808 году, а также 51-м и 71-м в 1809 году.

_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 11686
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Вс Сен 25, 2022 20:15     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Солдат 5-го батальона 60-го полка
Большинство этих формирований состояло из двух батальонов, но даже учитывая выше сказанное, количество лёгкой пехоты было невелико для армии, насчитывавшей тогда почти 200 батальонов. Следует также учесть иностранные части на британской службе и принимавшие участие в Полуостровной войне, такие как Королевский германский легион, Брауншвейгские егеря, и Шассеры Британии. По крайней мере во второй половине наполеоновских войн британская армия была хорошо обеспечена лёгкой пехотой, в сражениях Веллингтона она играла очень важную роль.

Другим важным фактом первых лет революционных войны стала эффективность колонн для нанесения ударов по критическим точкам линии врага. Противники Франции на континенте перенимали эту тактику, но не британцы. Они по-прежнему считали, что колонна – неуклюжее построение, и что пехота должна побеждать за счёт точной стрельбы, чтобы каждый мушкет был в деле. Британцы сократили количество шеренг в линии с трёх до двух, поскольку огонь третьей шеренги был малоэффективен. Герцог Йоркский не очень одобрял это изменение и по крайней мере один раз издал приказ, напоминающий полковникам, что необходимо строиться в три шеренги. Но в 1801 году вышел приказ, разрешающий даже на смотрах строиться в две шеренги, прусская система была забыта. Многие офицеры, очевидно, перестали использовать трехшереножный строй ещё до этой даты, как, например, Аберкромби в ходе кампании в Египте. Среди британских военных окончательно укрепилось мнение, что правильным ответом французской колонне будет увеличение эффективности огня. Убедительным доказательство преимущества двух шеренг перед тремя стала битва при Маиде, произошедшая 4 июля 1806 года. В этом сражении французы не атаковали ни в колонне, ни в смешанном порядке. Результат был впечатляющим — 5000 британских пехотинцев, благодаря эффективной стрельбе, отразили атаку 6000 французов, нанеся им потери в 2000 человек убитыми, ранеными и пленными, при своих собственных потерях в 320 человек. Некоторые офицеры, впоследствии ставшие доверенными помощниками Веллингтона участвовали в этой битве, это Коул, Кемпт, Освальд и Колборн. Это был, пожалуй, единственный известный случай в Наполеоновских войнах, когда англичане и французы вступили в бой, построенные в более менее параллельные линии. Как правило, это были столкновения линии с колонной.

Говорят, что перед отъездом из Индии Уэлсли сказал своим приближенным, что французы сметают все перед собой в Европе, используя колонны, но он убежден, что колонна может и будет побеждена линией. После возвращения в Англию он ещё больше стал уверен в этом. Из разговора с Крокером, датированным 14 июня 1808 года:

"По правде говоря, я думаю о французах, с которыми предстоит сражаться. Я не видел их со времен кампаний во Фландрии [1793-94], когда они были отличными солдатами, и дюжина лет побед под командованием Бонапарта, должно быть, сделали их еще лучше. Этого достаточно, чтобы заставить задуматься. Но хотя они могут удивить меня, не думаю, что они превзойдут меня в маневрировании. Во-первых, потому что я их не боюсь, как, кажется, все остальные, а во-вторых, потому что (если все, что я слышу об их системе, правда) думаю, что это не работает против стойких войск. Подозреваю, что все континентальные армии были наполовину разбиты еще до начала сражения. Меня, по крайней мере, не испугать заранее."

Построенная в две шеренги британская пехота в битве при Бусако
Уэлсли отправился в Португалию со стойкими войсками, чтобы попробовать противостоять «французской системе». И хотя представление о том, что Веллингтон собирался линией победить колонну в целом верно, следует уточнить детали. Он планировал опробовать свою собственную концепцию линейного построения, основными особенностями которой были:

(1) Необходимость, чтобы линия была максимально скрытой до момента непосредственного столкновения

(2) Прикрытие линии из легкой пехоты должно быть непроницаемо для тиральеров до критического момента битвы.

(3) Фланги линии должны быть прикрыты либо за счёт местности, либо за счёт артиллерии и кавалерии.

Во всех своих сражениях Веллингтон старался максимально обеспечить выполнение всех этих условий.

Для достижения успеха было необходимо, чтобы линия как можно дольше оставалась недосягаемой для огня неприятельской артиллерии и пехоты. Следовательно, одной из наиболее заметных особенностей оборонительных сражений Уэлсли было то, что он занимал позицию, которая максимально маскирует его войска, враг мог видеть только лёгкую пехоту и, возможно, артиллерию, поскольку она начинала действовать ещё до столкновения пехоты, это вынуждало выбирать позицию таким образом, чтобы наступающий враг был виден с самого начала сражения. При Вимейро Веллингтон так хорошо замаскировал свою армию, что французские войска, которых Жюно послал обойти левый флаг английской армии зашли слишком далеко и атаковали несвоевременно, что имело далеко идущие последствия в битве. При Буссако Массена принял центр Веллингтона за правый фланг и обнаружил, что его атакующие колонны были обойдены с флангов. При Саламанке было почти то же самое; основная часть британской линии была хорошо скрыта за невысокой грядой холмов, в то время как дивизия Пакенхэма и сопровождавшая ее кавалерия, силы, нанесшие главный удар, были скрыты в лесистой местности, далеко от французской марширующей колонны, которая тщетно надеялась обойти правый фланг союзников. При Ватерлоо, самом наглядном случае из всех, вся пехота Веллингтона из передовой линии была так далеко отведена от края склона, что враг её мог увидеть, только поднявшись на вершину. Глаза Наполеона могли разглядеть только артиллерию, стрелков и войска в Угумоне и Ла-Ай-Сент.

Идеальной позицией для Веллингтона была возвышенность с длинным пологим склоном спереди и впадиной за ним. Пехота была отведена от линии горизонта и размещена за гребнем, если холм был седловидным, или находилась в нескольких сотнях ярдов от края, если он был плоским. Защищённые от артиллерийского огня, они находились там до тех пор, пока не требовалось их участие в бою. Все помнят едкий комментарий Веллингтона по поводу прусского боевого порядка при Линьи, когда Блюхер выстроил свою армию в шахматном порядке по всему склону: "Эти парни будут чертовски изувечены — каждый человек виден врагу."

Французы атакуют расположившихся на возвышенности англичан
К концу Полуостровной войны французы насколько привыкли к тому, что большая часть войск Веллингтона замаскирована, что он смог провернуть с ними блеф. В битвах при Фуэнте Гуинальдо в 1811 году и при Сорорене в 1813 году, французы не решались атаковать со всей силы, так как думали, что большая часть войск как обычно спрятана, однако в действительности никаких спрятанных войск не было.

Только в случае крайней необходимости или при отсутствии необходимых укрытий в некоторых частях выбранной им позиции, Веллингтон оставлял войска видимыми для противника и уязвимыми для дальнего артиллерийского огня. Самый известный пример этого произошел в битве при Талавере, когда войска расположенные в центре волей-неволей были хорошо видны, потому что между холмом, который защищал его левый фланг, и оливковыми рощами, которые прикрывали правый, располагалось большое открытое пространство без каких-либо неровностей, чтобы скрыть линию. Это практически единственное сражение, в котором войска Уэлсли сильно пострадали от артиллерийского огня до того, как начался бой между пехотой.

Второй важной частью системы Веллингтона был мощный заслон из лёгких пехотинцев, которые не должны позволить вражеским тиральерам нанести серьёзный урон линейной пехоте. В ходе Египетской экспедиции 1801 года войска Аберкромби серьезно пострадали в битве при Александрии от непрекращающегося огня стрелков, которым не было оказано должного противодействия. Уэлсли прилагал все усилия, чтобы с его войсками такого не происходило.
_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 11686
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Вс Сен 25, 2022 20:18     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Бойцы 95-го стрелкового полка, не будет преувеличением назвать их лучшей легкой пехотой эпохи
Внедрять свою идею Веллингтон начал сразу как только стал во главе армии в 1809 году. Его первой мерой было добавить к каждой бригаде в его армии дополнительную роту обученных стрелков, чтобы усилить уже имеющиеся в бригаде три легкие роты. В апреле 1809 года он расформировал старейший стрелковый батальон британской армии, пятый 60-го полка, и распределил по своей армии, по одной роте в каждую бригаду, за исключением Королевского Германского легиона, где имелись свои собственные стрелки.

Таким образом, каждая из бригад, сражавшихся при Талавере, имела специальный дополнительный резерв легких войск. Более того, когда 1 марта 1810 года была создана новая Легкая дивизия, двум ее бригадам было придано несколько рот 95-го стрелкового полка, а большинство бригад, сформированных в 1810-11 годах, получили дополнительную легкую роту путем отбора бойцов из 95-го полка или за счёт Брауншвейгских егерей.

Летом 1810 года Веллингтон начал включать португальскую бригаду , состоящую из пяти батальонов в каждую британскую дивизию. Один из этих пяти батальонов всегда состоял из лёгких пехотинцев (касадоров). Первоначально таких батальонов было шесть, затем в 1811 году Веллингтон создал ещё столько же из остатков 7-го, 8-го и 9-го полков Лояльного Лузитанского легиона, сформированного в начале войны.

Португальская армия насчитывала всего двадцать четыре полка линейной пехоты в двенадцати бригадах, каждой бригаде был выделен один батальон касадоров, за исключением Лёгкой дивизии, где их было два, а для двух полков, которые остались в гарнизонах в Абрантеше и Кадисе таких батальонов выделено не было. В бою англо-португальская дивизия стандартной численностью в шесть британских и пять португальских батальонов посылала вперёд стрелковую цепь, состоящую не менее чем из восьми британских и десяти португальских рот, по одной из линейного батальона, две из британских стрелкового батальона, шесть из касадорских. Это очень серьезная стрелковая цепь, и не всегда в ней была необходимость, французы, бывало, не посылали стрелков прикрывать свою главную атаку колоннами, но когда они это делали, французская лёгкая пехота всегда несли серьезные потери от британской.

Касадоры
Теперь, когда стрелковая цепь французов редко состояла больше, чем из одной роты вольтижеров на каждый батальон, дивизии насчитывали в среднем от десяти до двенадцати батальонов, а батальон состоял из шести рот численностью 600 человек или менее, с одной ротой вольтижеров. Французская дивизия отправила бы в бой от 1000 до 1200 стрелков, силы значительно меньшие, чем легкие войска британской дивизии примерно равной численности. Поэтому французские стрелки вряд-ли причиняли Веллингтону серьезные неудобства. Времена Республики, когда тиральеры атаковали огромным «роем» прошли.

Прикрытие из британских легких войск было настолько мощным, что французы нередко принимали его за основные силы, и утверждали, что колонны прорвали или оттеснили главное построение противника, в реальности же они оттеснили только сильный отряд лёгких пехотинцев. Раз за разом французы атаковали невредимую двухшереножную линию, в то время как их колонны оказывались уже основательно потрёпаны.

Кто-то может задаться вопросом, а почему французы практически не использовали смешанный порядок против британцев? На это были свои причины. Во-первых, французы как правило атаковали не всю линию сразу, а какую-то небольшую часть, и для такого прорыва колонна подходит лучше. Во-вторых, развернуть колонны в линии французы пытались уже после того, как первые вклинились в британскую стрелковую цепь, а в это момент они уже находились под шквальным огнем, и перестроение грозило большими потерями. Есть свидетельства того, что попытки развернуться в линии были предприняты гренадерами Келлермана при Вимейру, по крайней мере частью дивизии Леваля при Баррозе, колонной Мерле при Буссако, когда она уже достигла вершины Серры и вступила в бой с войсками Пиктона.

Огневая мощь британских войск намного превосходила континентальных противников Франции, и поэтому раз за разом попытки развернуться в линии терпели неудачу, поэтому многие командиры продолжали атаковать в колоннах. Это было ненамного лучше, но всё же потери были меньше. "Действительно, - писал Веллингтон после битвы при Сабугале, - эти атаки колоннами против наших линий достойны презрения". 43-й полк в этой битве отразил три атаки французских колонн подряд.

Мы подошли к третьему постулату системы Веллингтона - линия в две шеренги должна быть прикрыта с флангов либо ландшафтом, либо кавалерией и артиллерией, либо пехотой, не ведущей бой с основными силами противника.

При Талавере один из его флангов был прикрыт крутым холмом, а другой - густыми оливковыми плантациями. При Буссако атакующие французы оба раза были обойдены с флангов войсками, размещенными на возвышенности и недоступной местности, где их можно было отбросить только с фронта. При Фуэнтес-де-Оньоро один край построения располагался в деревне, а другой - в ущелье реки Турон. При Саламанке внешний фланг 3-я дивизии, ударной силы, выигравшей сражение, был прикрыт британской и португальской кавалерийской бригадами. При Виттории вся французская армия была окружена войсками, которые выстроились в очень длинную линию. При Ватерлоо защита флангов обеспечивалась за счёт построек (Угумон, Папелотт, Ла Хэй и т. д.) и кавалерии.

Британские солдаты отражают атаку французов на Угумон, битва при Ватерлоо
Лишь однажды французы смогли обойти фланги Веллингтона. Произошло это при Фуэнтес-де-Оньоро, где 7-я дивизия, размещенная в некотором отдалении в качестве охраны фланга была атакована в тыл сделавшей большой круг французской кавалерией, катастрофы удалось избежать благодаря тому, что два батальона дивизии успели перестроиться и встретить французов лицом к лицу, а также потому что несколько британских эскадронов пожертвовали собой, сдерживая, численно превосходящую конницу противника.

Во время войны произошел общеизвестный случай, который продемонстрировал опасность, которой может подвергнуться линия, если она не будет должным образом защищена с флангов. При Албуэре бригада 2—й дивизии Колборна была брошена в бой с абсолютно оголенным флангом — в радиусе полумили не было поддержки из-за безрассудства ее дивизионного генерала Уильяма Стюарта. Она была застигнута врасплох двумя полками французской кавалерии, атаковавшими почти с тыла, и три батальона были буквально вырезаны, потеряв 1200 человек из 1600 и пять знамен. Веллингтон никогда бы не послал ее вперед без надлежащей поддержки на флангах, и примечательно, что позже в тот же день Коул бросил 4-ю дивизию в бой на том же холме и против того же врага с успехом, потому что один фланг был прикрыт батальоном в колонне, а другой батальоном в каре и бригадой кавалерии.\

Таким образом, если три выше перечисленных постулата Веллингтона выполнялись, победа линии над колонной была обеспечена при любом разумном соотношении сил. Линия в две шеренги позволяла войскам эффективно использовать каждый мушкет, в то время как колонна ставила семь девятых людей, образующих ее, в положение, когда они вообще не могли стрелять, и даже смешанный порядок, восхваляемый Наполеоном, ставил в такое же положение от семи двенадцатых до двух третей рядового состава.

При построении в колонну французский батальон численностью 600 человек для стрельбы мог задействовать только 132 человека, а в английском батальоне могли стрелять все солдаты. Кроме того, нередко фланги линии были выдвинуты вперёд, получалось построение в виде неглубокого полумесяца и, что позволяло вести огонь во фланги колонны. При Буссако такой маневр успешно выполнили 43-й и 52-й полки, действуя против французской бригады Симона. Колонна была эффективна против врага, который позволил запугать себя видом грозной наступающей массы, но она была беспомощна против стойких войск, которые стреляли так быстро, как только возможно. Вероятно именно это имел ввиду Веллингтон, говоря, что континентальные враги Франции были наполовину разбиты ещё до непосредственного столкновения. То есть колонна могла бы победить за счет ужаса, который внушали ее огромная масса и напор, но если враг отказывался поддаваться страху, он мог выстоять и нанести огромные потери многолюдному строю.

Фланги французских колонн отлично простреливаются
Какова была моральная сторона противостояния линии и колонны? К счастью, мы можем это выяснить, поскольку один из многих тысяч французских офицеров, прошедших Полуостровную войну, оставил нам не путаные впечатления, как многие его товарищи, а реальный отчет о душевном состоянии батальона, идущего колонной в атаку на британскую линию. Этот офицер – Тома Робер Бюжо, будущий маршал Франции, прославившийся в Алжире:

"Я семь лет прослужил на Пиренеях, - говорит он. - За это время мы иногда побеждали англичан в небольших столкновениях и рейдах [например, в Ордале], которые я, как полевой офицер, мог возглавлять. Но в течение этой долгой войны с прискорбием заметил, что лишь в очень небольшом количестве крупных сражений британской армии не удалось взять над нами верх. Мы раз за разом атаковали наших противников, не принимая во внимание ни наш собственный прошлый опыт, ни то, что тактика, которая достаточно хорошо срабатывала, когда нам приходилось иметь дело только с испанцами, почти неизменно терпела неудачу, когда перед нами были английские силы.

Англичане, как правило, занимали хорошие оборонительные позиции, располагающиеся на возвышенности, за гребнем которой они могли укрыть значительную часть своих людей. Стандартная канонада начинала операцию, затем, в спешке, без должной разведки позиции, без выяснения, предоставляет ли местность какие-либо возможности для фланговых маневров, мы шли вперед, надеясь "взять быка за рога".

Когда мы оказывались примерно в тысяче ярдов от английской линии, люди начинали проявлять беспокойство и возбуждение, их марш становился несколько поспешным и немного беспорядочным. Тем временем англичане, молчаливые и бесстрастные, вырисовывались длинной красной стеной; их вид был внушительным — это немало впечатляло новичков. Вскоре расстояние стало сокращаться. "Да здравствует император!" – бывало, кричали солдаты. Некоторые брали на прицел их кивера, быстрый шаг превратился в бег, ряды начали смешиваться, волнение стало сильнее, многие солдаты начали стрелять на бегу. И все это время красная английская линия, безмолвная и неподвижная, даже когда мы были всего в 300 ярдах, казалось, не замечала шторма, который вот-вот обрушится на нее.

Контраст был разительным. Многие из нас начали задумываться о том, что огонь противника, так долго сдерживаемый, будет смертоносным, когда его всё-таки откроют. Наш пыл начал остывать, спокойствие противника казалось нерушимым в противоположность нашему шуму, производя его, мы старались придать себе твёрдости, недостаток которой давил на наши сердца.

В этот момент мучительного ожидания английская линия подняла мушкеты. Непонятное ощущение заставило остановиться многих наших людей и открыть беспорядочный огонь. Ответный залп врага, точный и смертоносный, обрушился на нас подобно удару молнии. Опустошенные им мы дрогнули, но пытались восстановить порядок. Затем три громких "Ура" прервали долгое молчание наших противников. С третьим криком они обрушились на нас, вынуждая к беспорядочному отступлению. Но, к нашему великому удивлению, англичане не воспользовались своим преимуществом более чем на несколько сотен ярдов и спокойно вернулись на свои прежние позиции, ожидая новой атаки."

Приведенное выше свидетельство как нельзя лучше демонстрирует психологическое состояние огромной массы солдат, идущей к неизбежному поражению. На этой ноте в противостоянии линии и колонны можно поставить точку.

Статья основана на книге Чарльза Омана "Армия Веллингтона 1809-1814"
_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов НОВИК -> Темы форума Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
subGreen style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS