Список форумов НОВИК НОВИК
Нижегородское Объединение Военно-Исторических Клубов
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Сестры милосердия в годы революции и ГВ,а так же на ПМВ.
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов НОВИК -> Темы форума
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 9286
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Пт Июн 07, 2013 13:02     Заголовок сообщения: Сестры милосердия в годы революции и ГВ,а так же на ПМВ. Ответить с цитатой

Сестры милосердия в годы революции
и гражданской войны

В годы революции 1917 г. и гражданской войны 1917–1922 гг.
в России претерпели изменения не только органы власти, принципы устройства государства, но и этические нормы, представления о морали и нравственности. Подлежал слому и институт сестер милосердия, который в глазах большевиков был тесно связан с религией и царской фамилией. Однако новая власть не могла полностью отказаться от сестричества. Уже к концу XIХв. стало очевидно, что женщины незаменимы в роли младшего и среднего медицинского персонала. В рассматриваемый период проходил последний этап перерождения сестер милосердия в современных медицинских сестер, сестричество становилось профессией1.
Институт сестер милосердия возник в России в 40-е гг. XIXв. Его прототипами стали лютеранские диаконисы и Общество дочерей милосердия св. Викентия, возникшее во Франции еще в XVIIв.2 Можно согласиться с мнением М. И. Кунките, что первые общины сестер милосердия в России не носили строго религиозного характера, а скорее, были благотворительными учреждениями. Свято-Троицкая, Крестовоздвиженская общины и община сестер милосердия Литейной части изначально были межконфессиональными. Сестры милосердия не давали пожизненного обета и не имели молитвенных обязанностей. До 1914 г. общины сестер милосердия были в некотором смысле элитарными учреждениями: перед вступлением в общину женщина должна была окончить специальные курсы, сдать экзамены, а также пройти испытательный срок. Общины зорко следили за моральными и профессиональными качествами своих сестер. К 1912 г. в Российской империи насчитывалось около 3,5 тыс. сестер милосердия3.
В годы Первой мировой войны началось перерождение этого института4. Из-за небывалого количество больных и раненых потребовалось резко увеличить число медицинского персонала. Появилось много новых курсов сестер вне общин со сроком подготовки 1–2
А. С. Конохова. Сестры милосердия...
А. С. Конохова

_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.


Последний раз редактировалось: Андре (Чт Авг 01, 2013 18:03 ), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 9286
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Пт Июн 07, 2013 13:03     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

. Естественно, выпускницы таких курсов обладали очень низким профессиональным уровнем. 90 % сестер милосердия Великой войны прошли либо такую подготовку, либо не имели никакой5. В таких условиях ни общины, ни Российское общество Красного Креста не могли контролировать моральный облик сестер милосердия. Сестричество стало массовым явлением. Женщины потянулись на фронт не только из-за желания облегчить страдания российских солдат, но и преследуя материальные цели. Е. А. Гилярова, например, вспоминала, что она пошла в сестры милосердия, потому что нуждались в деньгах из-за болезни матери6. В армии появились случаи, когда воровки и мошенницы использовали форму сестер милосердия для прикрытия своих преступлений7. Среди медицинского персонала наблюдалось такое же массовое дезертирство с фронта, как и среди солдат. Кроме того, появились случаи отказа сестер милосердия работать с заразными больными (холера, тиф). Все это способствовало изменению как взгляда общества на данный институт, так и понимания сестрами своих задач.
Февральская революция в целом не изменила положения сестер милосердия. Однако прошедшая в марте 1917 г. амнистия предусматривала льготы женщинам, осужденным или находящимся под судом, которые готовы были отправиться на фронт. Среди общин такая инициатива вызвала негодование. В итоге данная мера была распространена только на желающих быть зачисленными в женские батальоны смерти8.
После Октябрьской революции ситуация изменилась. Ряд мер, предпринятых большевистским правительством, положил конец общинам сестер милосердия. Большевики расформировали главное управление Российского общества Красного Креста, а его имущество национализировали. В результате общины сестер милосердия, которые к началу XXв. вошли в состав Красного Креста, потеряли свое имущество, были, по сути, превращены в больницы и поступили в распоряжение комиссариата здравоохранения. Вскоре они получили новые революционные названия. Например, Георгиевская община стала больницей им. Маркса, Кауфманская — больницей им. Урицкого, Елизаветинская община отныне именовалась больницей им. Карла Либкнехта, Крестовоздвиженская – им. Пролетарского бойца Чудновского, а Евгеньевская — им. Фридриха Адлера9. Для такого рода учреждений переименования были очень болезненными, так как они носили имена своих небесных покровителей или земных благодетелей. Принц Петр Георгиевич Ольденбургский и его жена Терезия Васильевна активно занимались благотворительностью и, в частности, участвовали в организации в 1844 г. первой общины сестер милосердия в России, в будущем — Свято-Троицкой. Принц основал и детскую больницу, которая получила его имя. Когда в соответствии с циркуляром № 2048/8662 от 23/24 октября 1918 г. от больницы потребовали выбрать себе новое название, коллектив отказался переименовывать учреждение, мотивируя это тем, что больница носит имя П. Г. Ольденбургского не из-за его принадлежности к царскому дому, а благодаря «его общеполезно-благотворительной деятельности в пользу страждущих и широко им поставленных задач Больницы»10. Единственный компромисс, на который были готовы служащие больницы, — это
исключение из названия титула «принц». Такое решение никого не устроило. Исполнительный комитет Рождественского района, к которому относилась больница, принял решение 19 января 1919 г. о переименовании ее в честь Розы Люксембург11. К радости персонала больницы, еще раньше 24 декабря 1918 г. Коллегия Комиссариата здравоохранения постановила присвоить больнице имя ее первого директора К. А. Раухфуса12, которое она носит по сей день. В тот период сестры милосердия все еще формально объединялись в старые общины и подчинялись Красному Кресту, но это положение сохранялось недолго.
По общинам ударил и декрет «Об отделении церкви от государства». В качестве одного из путей его реализации Советом комиссаров Союза коммун северной области 8 августа 1918 г. был принят декрет «О ликвидации домовых церквей и часовен при учено-учебных и воспитательных заведениях всех ступеней, а также при всех правительственных учреждениях»13. Таким образом, церкви, функционировавшие при больницах общин сестер милосердия, подлежали ликвидации. Петроградское окружное управление Красного Креста 27 февраля 1919 г. разослало предписание всем подведомственным общинам. Сестры, врачи и прихожане постарались сохранить свои церкви14. Путей для этого существовало несколько. В первую очередь необходимо было доказать, что помещение церкви или часовни не может использоваться в хозяйственных, учебных, лечебных или иных целях. Кроме того, церковь могла продолжать функционировать только в случае, если прихожане соглашались взять ее на свое попечение. Серьезным препятствием в деле спасения домовых церквей стало то, что церкви, находившиеся в зданиях больниц, не имели отдельного входа. Удалось сохранить только те церкви, у которых была возможность организовать вход с улицы. В итоге церковь при Свято-Троицкой общине на 12-й Рождественской улице (ныне Советской) была ликвидирована. Не получилось спасти и церковь при Кауфманской общине на Фонтанке, д. 148, однако, сестрам разрешили перенести ее в отдельно стоящую часовню. Так же дело обстояло и в Георгиевской общине. Что касается церквей Покровской и Крестовоздвиженской общин на Большом пр. В. О., д. 77 и Фонтанке, д. 154, то непременным условием их сохранения стала передача в ведение церкви помещений, находившихся этажом ниже и использовавшихся сестрами милосердия и врачами в своих целях, для обеспечения свободного прохода прихожан. В обоих случаях и медицинский персонал, и представители Красного Креста удовлетворили выдвинутые требования. В церкви при Александровской общине на Бронницкой ул. пришлось прорубать дверь во двор. Однако капитал, внесенный на содержание церкви еще до революции, был изъят. Церкви при Елизаветинской и Евгеньевской общинах продолжали функционировать без изменений15.
В 1920 г. появился циркуляр народного комиссариата здравоохранения РСФСР № 1026, согласно которому сестры милосердия стали именоваться просто сестрами, а слово «милосердие» из названия профессии удалялось. Позже укоренилось название «медицинская сестра», хотя предлагалось несколько других вариантов — например, замврач и помврач16.
_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 9286
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Пт Июн 07, 2013 13:05     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Изменилось и само понимание обязанностей сестры. Если раньше основной мотивацией в работе сестры считалась любовь к ближнему, желание помочь страждущим, облегчить участь несчастных, то отныне сестра — это патриот, выполняющий свои обязанности ради победы страны или идеи. На плечи сестер легла новая обязанность — политическое просвещение своих подопечных17.
Октябрьская революция поставила перед сестрами милосердия новые вопросы. Сестры должны были определиться, на чьей они стороне. Если до этого их целью было облегчение страданий раненых и больных воинов, то теперь они стали участницами решения судеб страны. В петроградских больницах старый персонал старался саботировать новую власть. Однако среди сестер милосердия и врачей нашлось немало сторонников Октября. Как один из примеров можно назвать уже упомянутую сестру милосердия Гилярову, которая еще во время войны занималась распространением на фронте большевистской антивоенной литературы и с радостью встретила революцию18. На этой почве в медицинских учреждениях возникали конфликты. Большевичка П. С. Степанова, работавшая в 1918 г. в больнице им. Мечникова, вспоминала: «Медперсонал больницы объявил нам бойкот, некоторые чуть ли не плевали нам в лицо, говоря, что мы позорим звания медиков и, что когда придут в город войска Юденича, они выпорют нас розгами. В конце концов их отношение вынудило нас обратиться в ЧК»19. Немало было и тех, кто не имел четкой политической ориентации, а хотел дальше продолжать оказывать помощь всем нуждающимся: «Наступил 1917 год. В Петрограде происходили события, изменявшие мир. А в Сосновских бараках мы неизменно остаемся на своих местах, потому что были нужны»20.
В кровопролитные годы гражданской войны и красные, и белые нуждались в большом количестве медицинского персонала. Вместо «старого “буржуазного” общества Красного Креста», который, по мнению большевиков, действовал на деньги эксплуататоров и помогал населению за его собственный счет, был создан Центрокрест21. В основном в Центрокрест вошли работницы заводов, а также бывшие сестры милосердия, лояльные к новой власти. Уже в 1919 г. появились курсы красных сестер. Кроме того, появилась должность помощницы сестры милосердия, на которую готовили трехмесячные курсы22 22 . Красные сестры участвовали и в помощи бойцам на фронте, и в тылу. Работницы Выборгского района обратились к балтийцам со следующими словами: «Мы хотим быть там, где льется ваша горячая кровь, чтобы перевязывать ваши раны. Мы хотим быть среди вас на фронте, и своей заботливой рукой раздавать подарки, собранные нами посильно нашим средствам…»23 23 Особенно ярко проявилась активность работниц в дни наступления Юденича на Петроград. По Петергофско-Нарвскому району около 800 человек рыли окопы, выгружали дрова и т. п., а 200 отправились на фронт24 24 . Смольнинский район особо гордился героической смертью «двух товарищей-женщин», посланных санитарками на фронт во время наступления Юденича25.
Работницы проявили себя и в тылу. Им, в том числе, была поручена ревизия петроградских госпиталей. В ходе проверок выявился целый ряд недочетов и злоупотреблений. В лазаретах, госпиталях и больницах царили грязь, антисанитария и халатное отношение к больным: белье не менялось месяцами, уборки и дезинфекция не проводились. Работницы приняли активное участие не только в контроле над персоналом лечебных заведений, но и в наведении порядка. Так, работницы II Городского района самостоятельно приготовили ванну, помыли больных, подстригли их и продезинфицировали палаты26. Кроме того, в Петрограде регулярно устраивались недели фронта, в течение который женщины собирали подарки для воинов Красной Армии, навещали их в больницах и т. п.
Главное управление Российского общества Красного Креста, распущенное большевиками, пыталось возобновить свою деятельность при белых правительствах27. В годы красного террора Центральный Комитет Российского Красного Креста в Киеве добился разрешения
_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 9286
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Пт Июн 07, 2013 13:07     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

для своих сестер милосердия посещать заключенных тюрем. Сестры следили за санитарией в тюрьмах, снабжали узников всем необходимым и по мере возможности старались поддержать их морально28. К белым присоединились не только опытные сестры милосердия военного времени, но и необученные доброволицы, желавшие служить делу спасения страны. В. Иляхинский, участник I Кубанского похода, вспоминал с нежностью гимназистку Александру Викторову, которая под влиянием разговоров в семье решилась покинуть родной дом, чтобы служить в Добровольческой армии29.
Гражданская война отличалась от Первой мировой неизмеримо худшими условиями работы сестер милосердия и всего медицинского персонала. Если в годы Великой войны сестры имели отдельные помещения, возможность содержать себя в чистоте, хорошее питание, необходимые медикаменты, то в условиях гражданской войны всего этого были лишены не только белые, но и красные сестры. Красная сестра П. С. Степанова вспоминала, как в 1919 г. при переходе санитарного отряда в районе г. Ямбурга лошади от голода и усталос
ти не смогли идти дальше, и сестрам пришлось «впрячься» в повозки с ранеными и тащить их до ближайшей деревни30. Медицинский персонал ночевал вместе с солдатами в повозках, под открытым небом. Транспортировка раненных также легла на плечи женщин. У белых сестер были серьезные проблемы с перевязочным материалом, приходилось использовать одежду, белье, занавески31. Случалось, что первую помощь оказывали прямо на поле боя, под артиллерийским огнем. Одному из участников кубанского похода запомнилось, как он обратился с вопросом к сестре, на которой вся одежда была мокрая, и получил кроткий ответ: «Ну что ж делать, я несколько раз переходила через эту жидкую грязь: скользко и вязко и здорово глубоко — мне было почти до пояса…»32 32
Классические сестры милосердия прекратили существование с разгромом белого движения. И в РСФСР, и позже — в СССР подготовка младшего и среднего медицинского персонала стала государственным делом, а медсестры получили штатные должности в больницах и госпиталях.
С окончанием гражданской войны сестры милосердия надолго ушли с исторической сцены. В военных условиях жестокости и ненависти они являлись символами любви и человечности для воюющих. В современной России идет процесс возрождения общин сестер милосердия, хотя они носят несколько иной характер, чем до революции. В настоящее время в Петербурге существует 6 общин, члены которых в свободное время безвозмездно занимаются помощью старикам, бездомным, сиротам, заключенным тюрем, лежачим больным. Они пытаются возродить ту традицию, которая была утеряна после октябрьской революции. Параллельно идут дискуссии о необходимости привнесения в профессию медсестер духовной составляющей: медсестра не только должна обеспечивать физический уход за пациентом, следуя указаниям врача, но и поддерживать больных морально. Покровская община сестер милосердия регулярно проводит семинары «Милосердие и профессионализм»33 33 . Таким образом, идею женского милосердного служения не удалось полностью искоренить за годы революции и гражданской войны.
1 Данный процесс начался задолго до революционных событий, его апогей пришелся на годы Первой мировой войны. Советская власть только официально закрепила то, что уже вошло в жизнь.
_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 9286
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Чт Авг 01, 2013 18:05     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сестры милосердия в Первую мировую войну 1914-1918 гг.




О деятельности сестер милосердия в Первую мировую войну известно довольно мало, поскольку большинство событий предшествующих войн было описано спустя какое-то время после их окончания - для воспоминаний и подробных отчетов о сестрах в эту войну времени отпущено не было из-за начавшейся революции. Дошедшие же до нас сведения весьма неполны и мало информативны.

Известно, что к 1915 году в России существовало 115 общин, находившихся в ведении Общества Красного Креста, кроме того, сестры состояли при трех местных управлениях и двух Комитетах РОКК, Евангелическом госпитале и четырех иностранных больницах Петрограда. Самой крупной организацией, насчитывавшей 1603 человека, являлась община святого Георгия. Следующими по численности были петроградские сестричества имени генерал-лейтенанта М. П. фон Кауфмана (952 человека) и святой Евгении (465 человек). Свято-Троицкая община в это время насчитывала 129 сестер, а Крестовоздвиженская - 228. В Иверской и Александровской ("Утоли моя печали") организациях Москвы состояло, соответственно, 365 и 183 сестры. Всего в Москве к началу войны существовало семь общин. Следует уточнить, что в названные списки включались не только женщины, находившиеся на действительной службе, но и сестры запаса, так что реальное их число оказывалось меньшим.

В 1916 году по официальным спискам на фронт было отправлено 17436 сестер, которые обслуживали более двух тысяч полевых и тыловых учреждений Красного Креста: 71 госпиталь, рассчитанный на 44600 человек, этапные и подвижные лазареты, 11 санитарных поездов, передовые отряды, санитарные транспорты, питательные и перевязочные пункты, дезинфекционные камеры, рентгеновские и летучие хирургические отряды, два плавучих госпиталя на Черном море, три бактериологические лаборатории, шесть полевых складов. Средствами передвижения для нестационарных учреждений служило около 10 тысяч лошадей и 800 автомобилей.

Госпиталям приходилось, как и в прежние времена, спешно подыскивать помещения, часто не приспособленные для подобных целей, "так как большею частью единственно пригодными являлись здания, занимаемые правительственными и учебными заведениями". Нередко происходили задержки с их разворачиванием из-за неполучения ответов от надлежащих ведомств, поэтому многие госпитали подолгу простаивали в вагонах до окончательного размещения на конечном пункте. Эвакуация представляла огромные трудности из-за нехватки транспортных средств, в связи с этим раненые размещались в госпиталях неравномерно, например, из города Лодзи в Варшаву в 1914 году одно время в сутки прибывало по восемь с половиной тысяч раненых, и каждый из лазаретов города работал на пределе, принимая вместо положенных 200 человек тысячу, то есть в пять раз больше своих реальных возможностей. Поэтому во многих случаях функции стационарных госпиталей брали на себя передвижные и этапные лазареты, редко работавшие со штатным числом раненых.

На первое ноября 1915 года во всех названных заведениях лечилось около 780 тысяч человек. К этому времени 28 сестер скончалось, заразившись инфекционными заболеваниями, четверо погибло в результате несчастных случаев, пятеро было убито, а двенадцать покончили жизнь самоубийством. После войны предполагалось издать "Золотую книгу" с биографиями всех умерших сестер. Этот проект так и не осуществился, однако в Москве была предпринята попытка создать своего рода мемориал на месте сада села Всехсвятского в виде всероссийского Братского кладбища, где с августа 1915 года были особо выделены участки для сестер милосердия, скончавшихся в Первую мировую войну. Здесь планировалось возведение грандиозного храма, архитектурных памятников и военно-исторического музея. Кладбище после революции было застроено, и только часть его территории осталась свободной - район Серебряного бора на берегу Москвы-реки.

Три сестры милосердия в 1915 году были назначены в особые комиссии Красного Креста, которыми был проведен осмотр германских концентрационных лагерей для русских военнопленных. Аналогичная комиссия с тремя немецкими сестрами была послана для осмотра российских лагерей, где содержались пленные немцы. Русские сестры получили опросные карточки-анкеты, в них указывались общие данные каждого пленного, в том числе его вероисповедание, условия, при которых он попал в плен, общее состояние здоровья - на помощь этим несчастным Красный Крест выделил 60 тысяч рублей. Всего русскими сестрами было осмотрено 115 лагерей. Одна из них, Е. А. Самсонова, оставила весьма тенденциозные записки, в которых мрачными красками изображалось бедственное положение русских в Германии. Даже если она писала правду, публикация ее дневника в момент, когда война еще не кончилась, очевидно, играла пропагандистскую роль. С аналогичной целью публиковались и другие воспоминания, например, сестры Б. Радонич, попавшей в немецкий плен.

Одним из немногих дошедших, а потому весьма ценных для нас свидетельств о последней войне, в которой участвовали русские сестры, являются воспоминания Александры Львовны Толстой, дочери Л. Н. Толстого. Ее судьба в какой-то мере типична для многих женщин из интеллигентских семей начала века. Александра не состояла в общине и в медицинском институте не училась. Получив хорошее домашнее образование, она стала секретарем отца, делая записи под его диктовку. К 1914 году, достигнув своего тридцатилетия, она и не помышляла о профессии сестры милосердия, хотя увлекалась медициной и под руководством домашнего врача Л. Толстого изучала анатомию и физиологию. При ее содействии в Ясной Поляне даже была устроена амбулатория для крестьян, стекавшихся сюда со всей округи. После объявления Россией войны Германии, как это нередко случалось и в предшествующее время, страну захлестнула волна агрессивного патриотизма. Многие устремились на фронт, в том числе и женщины, мечтавшие попасть на передовую и ради этого вступавшие в ряды сестер. "Мне хотелось забыться, хотелось подвигов, геройских поступков…" - писала спустя много лет Толстая.

Александра решила стать сестрой вопреки воле матери и друзей скончавшегося отца. Поскольку ранее в своей амбулатории она уже научилась приготовлять мази, делать перевязки и уколы, ей было довольно легко сдать экзамен на звание сестры милосердия военного времени. Тем не менее, работа в тылу ее не удовлетворяла, и для того чтобы попасть на фронт, она, используя свое положение дочери знаменитого писателя, обратилась к князю Львову, председателю Всероссийского Земского Союза, организовывавшего помощь раненым. Тот не согласился взять ее на ответственную работу, сославшись на неумение Александры практично вести дела, в частности, когда она однажды сдавала в аренду яблоневый сад, а арендатор ее обманул.

Спустя несколько месяцев Александре в конце концов удалось попасть на санитарный поезд Северо-западного фронта в качестве уполномоченной Всероссийского Земского Союза. Этот поезд перевозил раненых с поля боя на передвижной пункт в Белосток, где их перевязывали, а затем эвакуировали дальше.

В октябре 1914 года Толстую перевели на Турецкий фронт и опять по протекции, потому что передовые отряды Земского союза комплектовались только из кадровых сестер Красного Креста. Добровольно она пошла по направлению Эривань - Игдырь и далее, вглубь Турции, где, по словам главного врача, "свирепствуют все три вида тифа, длинные тяжелые переходы верхом через перевалы без дорог". В этих местах часто приходилось путешествовать необычным для европейцев способом.

Игдырь оказался маленьким местечком у подножия Арарата, на берегу бурной реки Евфрат. "Библейские, но унылые, болотистые места с невероятным количеством комаров, носителей одной из самых тяжелых форм тропической малярии". Здесь-то, в бывшей школе, и был организован первый перевязочный пункт Всероссийского Земского Союза. Вскоре Толстую перевели в операционную на помощь опытной фельдшерице-хирургу. "Ранения были тяжелые, турки употребляли разрывные пули "дум-дум". Трудно было привыкнуть к ампутациям. Держишь ногу или руку и вдруг ощущаешь мертвую тяжесть. Часть человека остается у тебя в руке. "Сестрица, - с надеждой, боясь ответа, обращается ко мне молодой красивый казак, очнувшись от наркоза, - а ногу-то оставили, не отрезали, пятка чешется"... Как ему сказать? Большие черные глаза смотрят на тебя с надеждой, мольбой...

И, узнав правду, сильный могучий красавец-казак, закрыв лицо руками, рыдал как ребенок.

- Сестрица... как же я теперь? Дуня-то моя... Дуня... не будет калеку любить... уйдет... а ребята... чем зарабатывать буду?!."

Сестра его утешала:

- Коли стоящая Дуня твоя, она еще больше любить и жалеть тебя будет!

А через неделю он веселил всю палату и громко, заливистым тенором пел свои казацкие песни".

Затем отряд переместился в деревню Каракалису Алашкертскую, где в небольших убогих домах и были размещены раненые, их было мало, но большинство из них - зараженные тифом всех трех видов: брюшным, сыпным и возвратным. Не хватало питания в тех случаях, когда задерживался караван верблюдов, являвшихся основным грузовым транспортом в этих краях.

"Ночью сестры дежурили по очереди. Четыре палаты по 40-50 больных в каждой. На каждую палату один дежурный санитар, а на все палаты одна сестра.

Почти все больные - тифозные. Всю ночь бегаешь из одной палаты в другую. Стонут, мечутся, бредят. Чувствуешь свое полное бессилие как-то облегчить, помочь. Минутами делается страшно. Особенно, когда стоны превращаются в хрип... Подбегаешь, дыхания почти нет, больной затих, пульса нет. Только успеешь перекрестить, закрыть глаза - помер.

Захожу во время обхода в палату сыпнотифозных. Около умывальника стоит очень слабый выздоравливающий больной. В глубине палаты кричит, ругается в бреду сыпнотифозный армянин. Не успела я подойти, как он, как кошка, с быстротой молнии вскочил, перелетел через две-три кровати, бросился к умывальнику, схватил бутылку сулемы и размахнулся над головой слабого больного. Он убил бы его, но я успела схватить армянина за руку сзади, бутылка скользнула по черепу больного, слегка его задев... Армянин бросился на меня, повалил меня на пол, схватил за горло и стал душить. Борясь, мы покатились по полу и завалили собою дверь. Руки больного стальными клещами сдавили мне горло... В дверь ломился дежурный санитар... Но открыть дверь он не мог. Каким-то образом мне удалось откатить армянина от дверей. В палату ворвались два санитара, схватили армянина, надели на него смирительную рубашку... А через несколько дней после кризиса, когда армянин был уже в полном сознании, он виновато мне улыбнулся, когда я вошла в палату. "Как же это ты задушить меня хотел?" - спросила я его шутя. Он был смущен: - "Прости меня, сестрица, видит Бог, не помню ничего... Коли в памяти был бы, никогда такого не сделал бы"".

Затем Толстая получила назначение в город Ван, где в то время находилось много тифозных больных и где надо было открыть питательный пункт для пленных турок, в основном женщин, стариков и детей. И вновь сестре приходится совершать длительные переходы через горы. "За последние месяцы я совсем отвыкла от цивилизации и не обращала никакого внимания на свою внешность. Да это было и невозможно во время походов. Вероятно, жуткий был у меня вид. Облупившееся от солнца и горного воздуха лицо, грубая, пропитанная лошадиным потом засаленная серая поддевка из кавказского сукна, шаровары, сапоги, на голове черная барашковая папаха с белым верхом. Их носят здесь для предохранения от солнечного удара".

"Когда мы приехали в Ван, часть пленных уже умерла. Осталось около 800 человек. Организовали питание, согревали воду для мытья людей и стирки белья. Продукты доставали из военного ведомства. Но многого не было. Мыла нельзя было достать. Употребляли содово-соленый песок из озера, им можно было стирать белье. Устроили примитивную прачечную". Позднее Толстой удалось добиться перевода пленных из этого зараженного района в другой, с более благоприятными условиями.

После описанных событий Александра получила новое назначение на Западный фронт в качестве уполномоченной Земского Союза для устройства школ-столовых и организации работы с детьми из семей, оставшихся в прифронтовой полосе. Из 200 учительниц, пожелавших отправиться для устройства школ, Толстая отобрала лишь шестьдесят, предварительно побеседовав с каждой в отдельности. Затем Толстой было приказано организовать подвижной санитарный отряд, в который вошло восемь врачей, тридцать сестер, а также санитары, хозяйственный и административный персонал - всего около 250 человек. Гораздо сложнее было достать лошадей. Когда Александра явилась к начальнику транспорта с требованием выделить триста лошадей, тот довольно грубо ей отказал. "Я разозлилась да так хватила рукой по столу, не видя по близорукости иглу, на которую накалывают бумаги, что проткнула руку насквозь. Я вырвала иглу из руки, кровь залила письменный стол". Начальник транспорта перепугался и сразу исполнил просьбу.

Отряд Толстой был разделен на три "летучих" подразделения, то есть группы по оказанию оперативной помощи раненым на поле боя; в каждом вводилась довольно жесткая дисциплина, устраивались учебные тревоги, так что персонал был в состоянии собраться и выступить в поход в течение двадцати минут. "...Я заслужила полное доверие команды после того, как я откомандировала фельдфебеля, ударившего по щеке одного из солдат. Дисциплина была необходима…" Благодаря неиссякаемой энергии Толстой, в три дня под Сморгонью был развернут госпиталь на четыреста коек. В этом районе он периодически подвергался бомбардировкам со стороны немецких аэропланов, и Александре приходилось останавливать обезумевших от страха и бежавших от больных санитаров. "Я никогда не поверю, что люди не боятся обстрелов, бомб, ружейных атак. Все боятся. Весь вопрос в выдержке, в умении владеть собой и не показывать свой страх". Александра чудом избежала смерти, задержавшись у уполномоченного в Минске, когда часть ее дома была разбомблена немецким снарядом, семь санитаров убито, а трое врачей тяжело ранено.

Под Сморгонью немцы стали применять отравляющие газы: сестрам и врачам приходилось работать в противогазах. "...Деревья и трава от Сморгони до Молодечно, около 35 верст, пожелтели, как от пожара... Поля ржи. Смотришь, местами рожь примята. Подъезжаешь. Лежит человек. Лицо буро-красное, дышит тяжело. Поднимаем, кладем в повозку. Он еще разговаривает. Привезли в лагерь - мертвый. Привезли первую партию, едем снова... Отряд работает день и ночь. Госпиталь переполнен. Отравленные лежат на полу, на дворе... 1200 человек похоронили в братской могиле. Многих эвакуировали... Я ничего не испытала более страшного, бесчеловечного в своей жизни, как отравление этим смертельным ядом сотен, тысяч людей. Бежать некуда. Он проникает всюду, убивает не только все живое, но и каждую травинку. Зачем?.. Какой смысл во всех этих конференциях, бесконечных рассуждениях о мире, если не принять учения Христа и заповеди "не убий" как основной закон... И пока люди не поймут греха убийства одним другого - войны будут продолжаться. А результаты войны? Падение нравов, революции".

"Все говорили речи. Везде, как грибы, вырастали трибуны. Куда ни приедешь, везде собрания. Стали появляться странные люди. Они говорили больше всех, призывали бросить фронт, не подчиняться офицерам. Говорили офицеры, сестры - все". Сама Толстая в патриотическом порыве выступала перед солдатами. Тем не менее, очень быстро стала проявляться истинная сущность происходившего. После февральских событий 1917 года на фронте резко упала дисциплина: врачей не слушались, солдаты им хамили, обсуждали приказы начальства и часто им не подчинялись.

В отряде Толстой был создан свой солдатский комитет, с почетом проводивший в тыл свою руководительницу, решившую покинуть фронт. "...Позднее я узнала, что после моего отъезда тот же самый комитет постановил меня арестовать как буржуйку и контрреволюционерку, но я уже была в Москве".

"Да, война велика и необычайна именно тем, - писал Л. М. Василевский, военный врач, работавший с сестрами в одном из лазаретов, - что она обнажает человеческие души, что она раскрывает их с самой неожиданной и иногда прекрасной стороны... Дорого, бесконечно дорого платит человечество за эти осколки правды. Но ведь только то и ценно, то и прочно, к чему люди приходят путями скорби и страдания..."

Вот немного фото:
http://romanove.beon.ru/9993-072-sestry-miloserdija.zhtml
http://www.nsad.ru/articles/forma-duh-berezhet
_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 9286
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Чт Авг 01, 2013 18:16     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В России женщин на войну не призывали. Они шли сами и, спасая других, часто погибали


Доброволицы

Первая мировая война начиналась с небывалого патриотического подъема, именно о ней в России говорили: «Великая Отечественная». Многие женщины стремились на фронт, чтобы воевать с врагом вместе с отцами и братьями. Многие на той войне становились сестрами милосердия. Но и эти доброволицы – забытое ныне слово – старались попасть ближе к передовой, где их помощь воинам была особенно необходима.


Одна из них – Антонина Тихоновна Пальшина. Она родилась в крестьянской семье, рано осиротела, работала швеей. Через месяц после начала войны на свои сбережения купила коня, обмундирование и под именем Антона Пальшина была зачислена в 9‑ю сотню 2‑го Кавказского кавалерийского полка. Участвовала во многих сражениях, была ранена, попала в госпиталь, где ее и разоблачили. Антонина бежала на другой фронт, но до передовой не добралась, на станции ее задержали и отправили в родной Сарапул. Там Антонина Пальшина окончила краткосрочные курсы медсестер и в качестве сестры милосердия отправилась на Юго-Западный фронт. Посчитав, что в госпитале и без нее сестер хватает, Антонина вновь переоделась в мужскую форму и поступила в разведку. За отвагу и стойкость была награждена двумя медалями и двумя Георгиевскими крестами. Георгия 3‑й степени ей вручил сам генерал Брусилов в госпитале, куда она попала после второго ранения… Боевой путь Пальшиной продолжался и после Октября семнадцатого года, но об этом я расскажу чуть позже.


Клавдия Алексеевна Богачева родилась 20 марта 1890 года в Самарской губернии, мечтала учиться, но таких возможностей у многодетной крестьянской семьи не было. Когда началась война, пыталась поступить на курсы медсестер, но ее не взяли. Тогда Богачева остригла волосы, переоделась мужчиной и с чужими документами отправилась на Юго-Западный фронт. Уже через месяц Богачева получила первую Георгиевскую медаль. В приказе о награждении было сказано: «Богачев Николай вызвался подносить патроны в то время, когда никто не брался за это дело вследствие грозящей почти неминуемой гибели». Во время ночной разведки 12 ноября 1915 года Богачева взяла в плен немецкого солдата. Ее наградили Георгиевским крестом и присвоили звание ефрейтора. Но тут в полк нагрянула медицинская комиссия, и на осмотре обнаружилось, что Богачев – девица. Клавдию отчислили из армии. Она приехала в Москву и поступила в фельдшерскую школу. Через два месяца она вернулась на фронт, но уже сестрой милосердия. У этой истории также есть продолжение, но как бы уже в другой жизни.


Офицерская награда

Новые волны женского энтузиазма поднимались и позднее. И не в дни побед, а после тяжелых поражений. Сыграли свою роль и факты бесчеловечного отношения германских и австрийских военных и медиков к русским раненым, пленным и мирным жителям.


Тут нужно пояснить, что сестры милосердия госпиталей и лазаретов не являлись военнослужащими и находились под защитой Красного Креста (хотя и не всегда надежной). А вот фельдшеры и санитары на перевязочных пунктах вблизи окопов, санитарные команды, выносившие раненых с поля боя, были военными со всеми вытекающими последствиями. Сестрам милосердия находиться на передовой запрещалось. Но с женщиной, если она что решила, разве сладишь?..


Сельская учительница Римма Иванова решила ехать на фронт сестрой милосердия. Родители были против. 15 января 1915 года она все-таки уехала на Западный фронт, в 83‑й Самурский полк, в котором служили многие ее знакомые ставропольцы. Она согласилась служить в полковом лазарете, но при условии, что ее будут отпускать и на передовую. Коротко остриглась, на передовой надевала военную форму, и ее трудно было отличить от парнишки-новобранца. Командир полка писал о ней: «Неустанно, не покладая рук, работала она на самых передовых позициях, находясь всегда под губительным огнем противника, и, без сомнения, ею руководило одно горячее желание – прийти на помощь раненым защитникам царя и Родины. Молитвы многих раненых несутся за ее здоровье к Всевышнему».


Через полгода, после настоятельных просьб родителей, Римма вернулась в Ставрополь. Но уже через месяц опять уехала на фронт, на этот раз в 105‑й Оренбургский полк, где служил ее брат Владимир. Ее назначили фельдшером 10‑й роты.


Шли тяжелые бои. Германские войска наступали, взяли город Гродно. Римма не успевала перевязывать раненых. В роте не осталось ни одного офицера. О дальнейшем говорится в донесении командира полка: «Сестра Иванова, увидев роту без офицера, сама бросилась с ней в атаку… и захватила одну из лучших линий неприятельских окопов, где, будучи тяжело раненной, скончалась славной смертью храбрых…»


Командование просило наградить Римму Михайловну Иванову посмертно офицерской наградой – орденом Св. Георгия IV степени. Когда наградные документы представили Николаю II, он задумался. До той поры этим орденом была награждена только одна женщина – корнет Надежда Дурова, знаменитая «кавалерист-девица». Но Римма Иванова не была офицером, не была дворянкой и вообще не имела никакого воинского звания. И все же император подписал именной указ о награждении.


Красны девицы, белы девицы

Гражданские войны во всем мире называют братоубийственными. Доброволицы Первой мировой встали кто под красные, кто под белые знамена.


Вот и Антонина Пальшина, о которой рассказано выше, продолжала воевать – была рядовым бойцом в армии Буденного.


Гораздо меньше знаем мы о медсестрах, которые участвовали в Белом движении. Вскоре после Октября многие сестры милосердия укрывали офицеров, помогали им пробраться «к своим». Московская подпольная группа под руководством медсестры Нестерович отправила на юг свыше двух с половиной тысяч офицеров.


Сестра милосердия Зинаида Мокиевская-Зубок помогала офицерам в Ростове-на-Дону, доставала им пищу и одежду, а потом переправляла их в Добровольческую армию.


Как и на фронтах Первой мировой, сестры милосердия, бывало, брались за оружие. Медсестра Ольга Елисеева служила в знаменитой Марковской дивизии. Во время наступления красных она с револьвером в руке останавливала бегущих марковцев. Благодаря ее решительным действиям удалось вывезти на подводах тридцать раненых.


Две войны и две революции ожесточили всех, и женщин тоже. Но к чести врачей и медсестер надо сказать, что большинство всегда оставались на стороне раненых и больных, невзирая на их «масть».
_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Angelika
мл.сержант
мл.сержант

   

Зарегистрирован: 05.09.2011
Сообщения: 402

СообщениеДобавлено: Чт Авг 01, 2013 22:04     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 9286
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Сб Янв 17, 2015 22:07     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Окружным и местным Управлениям, местным ком итетам, Комитетам и Попечительным Советам Общин сестер милосердия и Главноуполномоченным Общества.


27 марта 1915 года №16

ПРАВИЛА НОШЕНИЯ ФОРМЫ
женским санитарным персоналом

Главное Управление Российского Общества Красного Креста имеет честь препроводить местным органам Общества Красного Креста для сведения и неуклонного руководства утвержденные им «Правила ношения формы сестрами милосердия и лицами женского санитарного персонала Российского Общества Красного Креста»

Подписал: Председатель Главного Управления, гофмейстер А. Ильин
Скрепил: Начальник Канцелярии А. Чеманский.

ПРАВИЛА НОШЕНИЯ ФОРМЫ СЕСТРАМИ МИЛОСЕРДИЯ И ЛИЦАМИ ЖЕНСКОГО САНИТАРНОГО ПЕРСОНАЛА РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА КРАСНОГО КРЕСТА.

1. Сестры милосердия Российского Общества Красного Креста носят форму установленную утвержденным Августейшею Покровительницею Общества ГОСУДАРЫНЕЮ ИМПЕРАТРИЦЕЮ МАРИЕЮ ФЕДОРОВНОЮ 13 мая 1903 года Нормальным уставом общин сестер милосердия Красного Креста, или уставами тех общин, которые действуют на основании своих особых уставов.

Примечание: Согласно § 54 нормального Устава общин, сестры милосердия
носят одежду, состоящую из шерстяного или холстинкового платья коричневого
или серого цвета, имея на переднике отличительный знак своего звания, нашитый
нагрудный знак Красного Креста.

2. Указанную в ст. 1 форму имеют право носить лишь лица, удостоенные звания сестры милосердия Российского Общества Красного Креста, принадлежащие к одной из общин сестер милосердия сего Общества и состоящие в данное время на действительной службе Общества. Соответственно с сим запасные сестры получают право на ношение формы только при призыве на действительную службу.
3. Лица женского санитарного персонала, не имеющий звания сестры милосердия, но допущенные к уходу за раненными и больными и для несения хозяйственных обязанностей (за исключением прислуги) в лечебных заведениях Красного Креста и принятых Главным Управлением Общества под флаг Красного Креста, носят серые шерстяные или холстинковые платья с белым передником (но без нагрудного креста) и белую головную косынку.
4. При указании в ст. 1 и 3 формы сестры милосердия и лица женского санитарного персонала, находясь при исполнении служебных обязанностей, носят на левой руке белую нарукавную повязку с знаком Красного Креста. На улице (при сопровождении раненых) нарукавная повязка надевается на верхнее платье. В районе военных действий ношение нарукавной повязки разрешается вне обязанностей службы по ближайшим указаниям подлежащих Главноуполномоченных Российского Общества Красного Креста.
5. В ограждение от возможных недоразумений высокого звания сестры милосердия Российского общества Красного Креста и достоинства общин сестры милосердия снабжаются от своей общины удостоверениями о принадлежности их к данной общине, за подписью попечительницы и Настоятельницы и печатью общины, с указанием в удостоверении нумера нарукавной повязки. Эти удостоверения сестры милосердия должны всегда иметь при себе и предъявлять по требованию удостоверивших взаимно свою личность членов Главного Управления Российского Общества Красного Креста, членов Попечительных Советов подлежащих общин, Главноуполномоченных, Особоуполномоченных и уполномоченных Общества, а также гражданской и военной полиции.
6. Лица женского санитарного персонала, упомянутые в ст. 3 в удостоверение принадлежности их к данному лечебному заведению снабжаются свидетельствами от Попечителей или главных врачей лечебных заведений с указанием в свидетельства нумера нарукавной повязки и откуда таковая выдана, эти свидетельства должны быть по требованию предъявляемы как выше указано (ст.5).
7. Лица замеченные в ношении на передниках нагрудного знака или в пользовании нарукавным знаком с эмблемою Красного Креста без надлежащего на то разрешения, подвергают себя законной ответственности на основании § 55 нормального устава общин и ст. 1417 Уложения о наказаниях.
8. Ближайший надзор за соблюдением настоящих правил возлагается на лиц, поименованных в ст. 5, а также администрации подлежащих лечебных заведений.

ВЕРНО. Делопроизводитель Попов.





Петроград. 17 февраля 1915 года.
Военный Совет, журналом 11 февраля 1915 года, положил: Утвердить прилагаемый при сем проект описания нарукавной повязки с красным крестом, взамен описания, объявленного при приказе по военному ведомству 1869 года за № 89.
(По Главному Военно-Санитарному Управлению).
На подлинном записано: «Утверждено Военным Советом» 11 февраля 1915 года.
Подписали: И.д. помощника Начальника Канцелярии Военного Министерства, Генерал-майор Корульский.
Верно: Помощник Начальника Главного Военно-Санитарного Управления, Тайный советник Быстров.
Описание нарукавной повязки.
Повязка состоит из полосы рубашечного холста или другого подобного материала, длинной в 11 1/2 вершка и шириной в 2 1/8 вершка, с нашитым на ней равносторонним крестом из красного кумача; крест может быть также отпечатан краской. Боковые края повязки подогнуты во внутрь для прострочки по длине на 1/4 вершка с каждой стороны и по ширине на 1/8 вершка. Крест нашивается по середине повязки, имеет четыре лопасти одинакового размера, длиной каждая 5/8 вершка, а шириной 1/2 вершка. С одной стороны повязки, на расстоянии 3/8 вершка от края, по ширине ее делается три петли; длиной около 1/2 вершка каждая, а затем на расстоянии 1 вершка от края другие три такие же петли одинаковых размеров с первыми. С другой стороны повязки, на расстоянии около 1/2 вершка от края, пришивается к подкладке повязки, соответственно расстоянию петель, три оловянные или медные пуговицы, какие употребляются на панталоны. Подкладка состоит из такого же материала и такой же величины, как и лицевая сторона повязки. Повязка прострачивается по подогнутым краям, с наружной стороны, возле самого ее борта; петли обметываются белыми нитками, у одного края повязки по ее середине с внутренней стороны пришивается крючок из белой проволоки. На постройку одной повязки полагается: рубашечного холста шириной 24 вершка – 2 1/2 вершка, кумача красного шириной 15 вершков – 1/2 вершка, ниток белых № 30 1/25 катушки, ниток красных № 50 – 1/100 катушки, пуговиц оловянных – 3 шт., и крючков белых – 1 штука.
Подписал: Главный Военно-Санитарный Инспектор, Почетный Лейб-Медик Двора ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, Действительный Тайный Советник А.Евдокимов.
Скрепил: И.д. Начальника Отделения, Статский Советник Закусов.
Верно: И.д. Начальника отделения, Статский Советник Закусов.
Сверил: Столоначальник А.Майборода.

_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зима_Olivia
подполковник
подполковник

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 2974
Откуда: г.Горький

СообщениеДобавлено: Вт Апр 21, 2015 20:24     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сегодня на ФБ:
Sophia Shashunova
"Осилила. Пока здесь в теме дискутируют те от которых зависит, как будет выглядеть ПМВ и ГВ. Господа и товарищи командиры, решительно вопрос с появлением сестёр милосердия с обеих сторон на поле боя. Право этот цирк уже надоел. Пускай они у зрителей во время боя потусят. Толку больше. А то бросаются с бинтами наперевес на бойцов как в ВОВ. А уж когда их человек 20 на поле кудахчет, это просто жесть. Делайте им палатки у кромки поля, пусть им туда раненых подвозят, если они у вас такие незаменимые."
Мы , вроде не такие Smile
_________________
Если ранен очень больно, санитарку позови...
http://www.youtube.com/watch?v=8f6iSrRDM4E&feature=related
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 9286
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Вт Апр 21, 2015 22:31     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Лили не слушай разных придурков.Вы лучшие. Цветочек
_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
ПартизанЪ
Гость

   




СообщениеДобавлено: Вт Апр 21, 2015 22:37     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А если конструктивно?
Вернуться к началу
Зима_Olivia
подполковник
подполковник

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 2974
Откуда: г.Горький

СообщениеДобавлено: Вт Апр 21, 2015 23:04     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Конструктивно, надо прислушиваться и делать соответствующие выводы.
_________________
Если ранен очень больно, санитарку позови...
http://www.youtube.com/watch?v=8f6iSrRDM4E&feature=related
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
ПартизанЪ
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Апр 22, 2015 7:23     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я согласен Лили, но это был вопрос к председателю объединения:-)
Вернуться к началу
Андре
Администрация

   

Зарегистрирован: 06.09.2011
Сообщения: 9286
Откуда: Нижний Новгород

СообщениеДобавлено: Ср Апр 22, 2015 7:30     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А от председателя, у нас девчонки давно так делают,как советуют доброжелатели.Поэтому и написал что наши девчонки лучшие.Так понятней будет. Very Happy
_________________
Нас и так слишком мало,чтоб между собой ругаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
ПартизанЪ
Гость

   




СообщениеДобавлено: Ср Апр 22, 2015 7:48     Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В чем тогда Лили сомневается?)
Вернуться к началу
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов НОВИК -> Темы форума Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
subGreen style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS